Дефолты банков будут продолжаться


«Для восстановления доверия должен пройти какой-то период, в течение которого банки перестанут банкротиться столь интенсивно. К сожалению, исходя из объективных реалий, предстоит еще достаточно длительный период достаточно высокой дефолтности».

Михаил Матовников, старший управляющий директор — главный аналитик Сбербанка

Длительный кризис довольно серьезно подорвал доверие к частным банкам: уже в течение пяти лет сохраняется достаточно высокая дефолтная фаза. И дело не только в том, что за пять лет с рынка ушла треть банков, но и в том, что пять лет подряд доля банков, которые уходят с рынка, составляет порядка 10% в год. А когда речь идет о каждом десятом банке, клиенты просто не знают, кому доверять. Понятно, что в такой фоновой ситуации они выбирают стратегии, которые позволяют им чувствовать себя более комфортно. Первейшим следствием этого становится рост концентрации доли банков, которые воспринимаются как надежные – это, конечно, госбанки и банки с иностранным капиталом. Плюс несколько крупнейших частных банков. В условиях длительного кризиса рост концентрации в госсекторе является объективным трендом.

Для восстановления доверия должен пройти какой-то период, в течение которого банки перестанут банкротиться столь интенсивно. К сожалению, исходя из объективных реалий, предстоит еще достаточно длительный период достаточно высокой дефолтности. Неправильно понимать ситуацию так, будто на рынке есть «хорошие» банки и «плохие» банки, и задача ЦБ — избавить рынок от «плохих» банков, а дальше все само наладится. Ничего подобного. Существуют достаточно сильные макроэкономические причины, в силу которых положение банков, которые какое-то время назад были вполне «хорошими», ухудшается. Это не вопрос отделения зерен от плевел, а вопрос объективного ухудшения условий деятельности банков.

И впереди банки ждет весьма трудный период, главными вызовами которого будут, во-первых, снижение инфляции, что автоматически означает серьезное снижение банковской маржи, а следовательно, сокращение прибыли и возможности для наращивания капитала. Во-вторых, низкие темпы роста, которые влияют не только на возможность банков расти, но и расчищать проблемы, связанные с прошедшим кризисом. У банков есть какое-то количество заемщиков, которые находятся в неидеальном положении, и при низких темпах роста улучшения их положения может не произойти, со всеми вытекающими последствиями. В отличие от ситуации темпов роста в 5%, когда падает мало кто, при темпах роста около 1,5% ухудшение ситуации может наблюдаться практически у половины экономических субъектов. А это означает, что сохраняется повышенный уровень кредитных рисков, в том числе, по новому кредитованию. То есть, не только старые проблемы не расчищаются, но и новые создаются.

Нельзя сказать, что ничего подобного мы раньше не проходили. Близким аналогом нашей теперешней ситуации является период 1995-1997 годов. Тогда также резко снизилась инфляция. В тот период примерно за три года с рынка ушла треть банков. Пока экономика не войдет в устойчивую фазу роста, банковской системе предстоит адаптация к этим новым реалиям. Прежде всего, речь идет о повышении способности жить в условиях низкой маржи. Это в первую очередь связано с повышением операционной эффективности – то есть, с сокращением расходов в условиях, когда в силу разных причин их как раз надо наращивать, в основном на развитие дистанционного банкинга. Второе направление адаптации – наращивание доли непроцентных, в основном комиссионных доходов.

Серьезная трансформация потребуется всем банкам, не только мелким, но и крупнейшим.

https://zen.yandex.ru/media/freeconomy/defolty-bankov-budut-prodoljatsia-5bd5e9c31d6b0a00ab5b57eb?&from=feed