Пожилой за бортом: миллионы россиян недополучают помощь соцслужб


По данным Росстата, почти 9 млн граждан России старше 15 лет — чуть меньше 6% — ежедневно бесплатно ухаживают за своими близкими, нуждающимся в помощи. При этом служба социальной помощи на дому сейчас оказывает такие услуги лишь 1,5 млн человек. И к ним практически не присоединяется медицина — многие пожилые и инвалиды остаются за бортом системы. Между тем, если ее правильно выстроить, тысячи трудоспособных россиян, ухаживающих за родственниками, смогут выйти на работу. Министерство труда РФ рассчитывает, что к 2021 году не менее 84 тыс. человек будут получать полноценный уход на дому. А саму новую модель системы долговременного ухода ведомство утвердит уже в этом году.
По реформе правильно: как изменятся психоневрологические интернаты в России
Кого выпустят из учреждений для хронически больных людей
За бортом

Нине Васильевне Горшковой из Волгограда 87 лет. Она уже восемь лет практически не передвигается самостоятельно. До недавнего времени соцработники два раза в неделю приносили женщине на дом продукты и на этом их обязанности заканчивались. Все остальные заботы по уходу брала на себя ее дочь Галина.

— Я должна была после работы приехать к маме, приготовить, убрать, примчаться домой, сделать всё то же самое. А потом вернуться к маме, чтобы провести с ней ночь, — рассказала Галина Дрыгина «Известиям». — Пять лет были полностью выкинуты из жизни. В итоге я тяжело заболела, работать больше не смогла и главное — не могла уже обслуживать маму.

Волгоградский дом престарелых 

Волгоградский дом престарелых

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев
Полноценное равенство: за дискриминацию инвалидов вводят штрафы
Несоблюдение интересов уязвимых категорий граждан обойдется юрлицам в 100 тыс. рублей

Ситуация не стала для семьи тупиковой только благодаря тому, что Волгоградская область с 2018 года вошла в число регионов, реализующих систему долговременного ухода (СДУ) за пожилыми и инвалидами.

Создание СДУ началось в конце 2017 года. В декабре правительство утвердило комплекс мер по организации системы, а в середине 2018-го проект стартовал в Волгоградской, Костромской, Новгородской, Псковской, Рязанской и Тульской областях.

— В центре модели СДУ не только человек со стойкими ограничениями жизнедеятельности, из-за которых он начинает нуждаться в посторонней помощи, но и его близкие, — пояснила директор благотворительного фонда «Старость в радость» Елизавета Олескина (фонд отвечает за разработку методологии СДУ. — «Известия»). — Уход в современном смысле это не только помыть, покормить, переодеть. Он нужен для того, чтобы человек продолжал достойно и долго жить, сохранять связи с друзьями, мог быть занятым и полезным другим. И родственники, и все, кто ухаживает, помогают близким и прекрасно это знают на своем опыте.

По словам Елизаветы Олескиной, по отдельности только государство или только семья с проблемой не справятся. Но можно сохранить здоровье и работоспособность родственников, берущих на себя уход и помощь своим близким. И это главное.

Волгоградский дом престарелых 

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев
Творческий вызов: как построить общество для всех
Процесс созидания помогает людям с ограничениями по здоровью поверить в себя и интегрироваться в социум

Сейчас, согласно закону, работает заявительный принцип социального обслуживания. Да и информирование пока недостаточное: люди сами ищут сведения о сервисах и пытаются получить положенную им поддержку.

— Новая модель помогает найти тех, кому нужна помощь. Человек может отказаться от нее, но мы ему должны ее предложить. В рамках пилотного проекта выявление идет уже и силами здравоохранения — больницы и поликлиники передают по защищенным каналам данные в координационные центры департаментов соцзащиты, — сказала Елизавета Олескина.

Сейчас, по словам руководителя проектного офиса на базе фонда «Старость в радость» Александра Шкребело, в стране на дому обслуживается 1,5 млн человек. Из них от 9% до 12% — маломобильные и лежачие. А всех остальных система не видит вообще.

Как член семьи

Всё включено: что такое инклюзивное образование
Дети-инвалиды не должны оставаться без знаний

Хотя проекту СДУ меньше года (а на его внедрение в «пилотах» отведено три года), семьи уже ощутили на себе его действие.

— Соцработники готовят еду, разогревают ее, приносят лекарства, — продолжила рассказ Галина Дрыгина. — Моют маму. Протереть пыль, помыть полы, вынести мусор, принести почту — всё это входит в их обязанности. Я им безумно благодарна. И знаете, что мне еще нравится — очень человечное отношение к маме. По-дочернему.

Раньше за повседневной суетой Галина не успевала поговорить с мамой. А сейчас звонит ей каждый день и подолгу общается. А для Нины Васильевны важно, что она остается в своей квартире и справляется со всеми тратами: пенсии хватает на продукты, лекарства, оплату ЖКУ и труда соцработников.

Отделение организации социального обслуживания населения «Опора»

Отделение организации социального обслуживания населения «Опора»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев
«Мы не обязаны вам»: соцслужбы год не помогали инвалиду в Тюмени
Инвалидам приходится обращаться в прокуратуру, чтобы получить помощь

Как объяснила «Известиям» директор организации социального обслуживания населения «Опора» Галина Булгакова, тарифы на услуги соцработников зависят от доходов их получателей. Все федеральные и региональные льготы тоже учитываются — поэтому плата посильная.

— У бабушки деменция — она уже больше года никого не узнает, — рассказал «Известиям» житель Волгограда Максим Лугинин. — Дети ее умерли, мы с ней вдвоем остались. Раньше мне сложно было и накормить, и помыть ее. А сейчас соцработник готовит еду, моет бабушку, моет пол в нашей комнате, поливает цветы, даже ухаживает за котом — в общем, всё делает. Бабушка — льготник категории «Дети Сталинграда». Поэтому все услуги нам обходятся в 1,5 тыс. рублей в месяц. Это очень дешево. Если бы я нанял сиделку, пришлось бы ежемесячно тратить 40 тыс. Это больше, чем моя зарплата и бабушкина пенсия вместе взятые.

По словам Максима, раньше ему приходилось работать на полставки и постоянно отпрашиваться. А с тех пор, как семье стали помогать, он перешел на полный рабочий день.

Начали со столовой

Личный интерфейс: создано устройство для общения с обездвиженными людьми
Компьютер будет распознавать команду и отправлять «привязанную» к ней просьбу в мессенджер сиделки или родственника

Внедряемая система долговременного ухода включает в себя не только социальный патронаж на дому, но и еще две формы обслуживания — полустационарную и стационарную. Полустационары — это центры клубного типа для дневного пребывания пожилых людей и инвалидов. По словам Елизаветы Олескиной, в стационар (геронтологический центр, то есть бывший дом престарелых или психоневрологический интернат), человека следует определять в крайнем случае — например, одинокого, лежачего или малообеспеченного. В дальнейшем в СДУ появится еще одна опция — «социальная передышка». Это возможность для родственников съездить в отпуск, оставив своего подопечного, например, в геронтологическом центре.

Собственно, стационары в регионах уже есть, но сейчас началась постепенная перенастройка этой системы.

— В домах престарелых мы переобучили персонал. Увеличили штат, чтобы на каждую санитарку приходилось не 15 тяжелых больных, а три-четыре. Добавили медиков и досуговых работников. По-другому организовали пространство, — пояснила Елизавета Олескина.

Как рассказала «Известиям» замдиректора по медицинской работе Волгоградского областного геронтологического центра Наталья Хижняк, переформатирование учреждения шло постепенно.

 

— Начали мы со столовой. Отремонтировали ее и стали вывозить туда людей. Раньше ведь они не выходили из палат. А в столовой — социум, смена впечатлений. Стали кормить в столовой — столкнулись с тем, что у столов скользкое покрытие. Придумали подкладывать силиконовые коврики под тарелки. Потом увидели в магазине термоложки. Ведь когда мы кормим человека, надо знать, не горячая ли пища. Купили их. Нашли ограничители для тарелок, чтобы посуда не опрокидывалась. А еще мы на каждый стол подаем первое в супнице — так уютней, — добавила Наталья Хижняк.
Решается с трудом: как инвалиды могут найти себе работу
Самой главной проблемой становится информирование о вакансиях

85-летняя Зинаида Храмцова живет в таком учреждении уже 12 лет. Женщина рассказала, что в последнее время ее стали ежедневно вывозить (на коляске) на прогулку.

— Каждый день гуляем: хочешь не хочешь, а вывозят. Шучу. Я хочу. И нам всё время читают. У нас и музыка, и танцы, и всякие игры. Я в городки бросаю палку. У меня сын — у него жена больная, ей на сердце операцию делали. Поэтому я здесь. Но он всё время ко мне приходит, — поделилась Зинаида Васильевна.

69-летний Владимир Шикунов живет в центре уже три года.

— Живу здесь, потому что ноги совсем отказали, — говорит он. — Сын забрал меня из Калмыкии. Я в трех больницах лежал — никак не поднимался. Три шага делал и падал. А здесь меня подняли, хожу.

Переход на СДУ регион осуществляет без федерального финансирования, рассказал «Известиям» первый зампредседателя комитета социальной защиты населения Волгоградской области Андрей Катигин. Но, поскольку требовалось привлечь около 300 социальных работников и других специалистов, пришлось серьезно пересмотреть весь функционал и учесть все неэффективные расходы. В дальнейшем дополнительные средства потребуются, но в основном на ремонт и оснащение учреждений. С этим регион тоже рассчитывает справиться самостоятельно.

В зоне риска

Пара слов в заключении: Минтруд упростит оформление инвалидности
Как избавить тяжелобольных и малоподвижных людей от беготни по кабинетам

По данным комплексного наблюдения условий жизни населения, проведенного Росстатом в 2018 году, почти 9 млн россиян старше 15 лет (чуть меньше 6%) ежедневно бесплатно ухаживают за своими беспомощными родственниками. Ясно, что среди этих граждан есть и пенсионеры, так что далеко не все они выйдут на работу, если государство возьмет на себя уход за пожилыми и инвалидами. Эксперты проектного офиса фонда «Старость в радость» еще просчитывают экономические эффекты от высвобождения таких трудовых ресурсов (до сих пор в стране такие подсчеты не велись). А вот другие страны уже пришли к выводу, что государству важнее сохранить трудоспособность людей, чем получить новых инвалидов.

— С проблемой пожилых родителей сталкиваются в основном граждане от 55 лет и старше, — рассказала «Известиям» руководитель отдела кадров медицинских работников по уходу на дому компании «Амутат Бабайт» (город Беэр-Шева, Израиль) Клаудия Консон. — В Израиле это трудоспособное население. Такие люди очень уязвимы, потому что, с одной стороны, они должны выполнять обязательства перед старшим поколением, а с другой, помогают детям, которые женятся, берут ипотеку, платят за садики. Из-за стресса эта категория населения находится в зоне риска потери трудоспособности. А мы хотим, чтобы люди работали и были счастливы. Поэтому мы должны взять уход за пожилыми на себя.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Как сообщили «Известиям» в Министерстве труда России, на 1 января 2019 года в пилотных регионах выявлено более 303 тыс. гражданин пожилого возраста и инвалидов, признанных нуждающимися в социальном обслуживании. В 2019-м системой долговременного ухода планируется охватить в пилотных регионах почти 36 тыс. человек (8%), в 2020 году — около 60 тыс., в 2021 году — не менее 84 тыс. человек (16%).

В этом году СДУ начнут настраивать еще в шести регионах. На это государство выделит 295 млн рублей. В следующем году число «пилотов» увеличится до 18, а к 2024 году предполагается внедрить систему во всех субъектах России.

Однако предложенная фондом «Старость в радость» модель долговременного ухода, которая должна стать единой для всех регионов, пока еще не согласована министерством. Ведомство обещает учесть позиции общественных организаций и утвердить документ в течение 2019 года.

https://iz.ru/874141/valeriia-nodelman/pozhiloi-za-bortom-milliony-rossiian-nedopoluchaiut-pomoshch-sotcsluzhb?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com%2F%3Ffrom%3Dspecial