Анатомия слухов: новый спор кремлевских башен?


© Фото ИА «Росбалт»

Главной темой политических дебатов во второй половине мая остаются протесты в Екатеринбурге, которые прочно вышли на федеральный уровень.

История борьбы сторонников храма с защитниками сквера вовсе не закончилась. 

После того как Владимир Путин высказался на спорную тему строительства храма в Екатеринбурге, предложив провести опрос жителей, казалось, что ситуация стабилизировалась. Екатеринбургская епархия попросила застройщиков убрать забор в сквере около городского Театра драмы. Заграждения исчезли, а тут и ВЦИОМ опубликовал результаты опроса, согласно которым почти три четверти жителей города выступают против строительства храма в сквере.

После этого к решению проблемы подключился губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев. Он фактически встал на сторону протестующих, а также, разумеется, и президента, предложив исключить спорное место из списка вероятных площадок для постройки храма. Защитники сквера расслабились и стали повсеместно заявлять, что главный спор завершен.

По слухам, это связано, в том числе, с тем, что к дискуссии плотно подключился Кремль. Точнее, управление внутренней политики администрации президента и лично его руководитель Андрей Ярин. Чиновник выступил модератором этого кризиса, якобы убедив Куйвашева согласиться на альтернативные предложения.

Ходят слухи, что связано это с тем, что в Кремле озаботились возможностью распространения екатеринбургского опыта на другие города и регионы России. Чтобы этого не случилось, протест было решено погасить — по крайней мере, временно, путем уступок. Недаром и в самой администрации президента работа с общественным недовольством стала одним из пунктов KPI, на основе которого предполагается оценивать эффективность сотрудников «политического» сектора.

Однако тут в верхах, похоже, произошел конфликт, отражением которого стали, в частности, действия и заявления мэра Екатеринбурга Александра Высокинского, а также телеведущего Владимира Соловьева. Последний жестко критиковал противников строительства храма Святой Екатерины и обрушился также и на предварительное решение не строить его в сквере у Театра Драмы. Что касается главы города, то он дал понять, что данные ВЦИОМ ему, мол, не указ, и он будет проводить свой опрос, причем именной, в рамках которого могла бы идентифицироваться личность каждого отвечающего.

Естественно, об откровенных ответах в таком случае говорить уже не приходится. Но ходят слухи, что Высокинскому это и не нужно. Его открыто поддерживает Екатеринбургская епархия РПЦ, которая также не готова отказаться от строительства храма в спорном сквере. Негласно, как ходят слухи, в той же команде продолжают играть главные спонсоры возведения храма — миллиардеры из списка Forbes Игорь Алтушкин и Андрей Козицын.

Смелость спорить с решением, которое сторонники переноса стройки пытаются провести как фактическое поручение президента Владимира Путина, этой команде якобы дает поддержка неких влиятельных сил в Москве.

Ходят слухи, что в реальности решение оставить сквер в покое не было для администрации президента единогласным, и какой-то из секторов его просто не поддержал. Выдвигаются предположения, что это мог быть первый замглавы администрации Алексей Громов. Хотя возможны конфликты и в более узком кругу формальных подчиненных другого первого заместителя главы АП Сергея Кириенко, где якобы сохраняются сложные взаимоотношения между управлением внутренней политики и управлением по обеспечению деятельности Госсовета.

По другой версии, в конфликт вмешался секретарь Совета безопасности Николай Патрушев. А иные комментаторы трактуют в пользу сторонников строительства храма и заявление президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова, который сказал, комментируя опрос ВЦИОМ, что федеральный центр не будет вмешиваться в события.

В общем, кто бы это ни был, налицо сохранение противостояния в Екатеринбурге, которое, вопреки убеждению многих, может привести к новому всплеску общественного недовольства.

Противники переноса места строительства храма теперь, кстати, могут начать использовать и аргументы либеральной оппозиции, которая, среди прочего, выражает сомнения в том, что ВЦИОМ опубликовал полные данные проведенного им опроса. Сторонники этой версии, ссылаясь на свидетельства респондентов, утверждают, что в опроснике был чуть ли не 41 пункт, а в опубликованных данных это отражения не нашло. И для Высокинского это может стать дополнительным аргументом.

Из-за коррупционного скандала с отчетливым «русским следом» австрийское правительство фактически ушло в отставку, но главное — вместе с вице-канцлером Штрахе свои посты оставили все министры от праворадикальной Австрийской партии свободы, у которой подписано соглашение о сотрудничестве с «Единой Россией».

Прямым следствием этого стал отказ «Валдаю» в проведении конференции в здании Академии национальной обороны и безопасности Австрии. Мало того, австрийские официальные лица дружно проигнорировали это мероприятие. И это при том, что только в пленарной сессии дискуссионного клуба, как отмечают российские СМИ, приняли участие замминистра иностранных дел России Александр Грушко, генсек ОБСЕ Томас Гремингер, исполнительный директор Подготовительной комиссии Организации по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ОДВЗЯИ) Лассина Зербо, постпред РФ при ОБСЕ Александр Лукашевич, постпред РФ при международных организациях в Вене Михаил Ульянов, а также посол России в Австрии Дмитрий Любинский.

Естественно, недовольство такой оборот вызвал не только у участников «Валдая», но и в Москве — как в МИДе, так и в администрации президента. Крайним, как ходят слухи, стал профильный мидовский департамент, а также управление по внешней политике АП, возглавляемое Игорем Неверовым. Недовольство якобы коснулось и Службы внешней разведки, которая не смогла предупредить о готовящейся «провокации» против Австрийской партий свободы.

В итоге на первый план выходит давно зревшая дискуссия о том, как регулировать внешнюю политику, чтобы вся информация о происходящем хотя бы попадала в одни руки (вне зависимости от того, будет это Кремль или МИД).

Возможно, спор теперь дойдет и до президента, хотя шансов у дипломатов выиграть это противостояние немного. Слишком уж много сейчас в России желающих поиграть во внешнюю политику, которые принципиально не собираются ни с кем согласовывать свои действия.

Иван Преображенский     Росбалт