Путин испугался, поэтому Голунова и освободили?


Стремительное и совершенно неожиданное для многих снятие обвинений с журналиста Голунова и его освобождение вряд ли может означать, что в силовых структурах решили навести порядок и на первое место теперь будут ставить закон и права человека,- пишет lentachel.ru.

Скорее всего, президент Путин просто испугался масштабного протеста в связи с этим арестом. С учетом данных экспертов, не обнаруживших следов наркотиков ни в вещах, ни на руках Голунова, можно уже говорить о том, что уголовное дело против журналиста было явно сфабриковано. Но сейчас важнее другое — почему так стремительно это дело прекратили.

В России же уголовные дела фабрикуются силовиками тысячами, в том числе по теме наркотиков. И протесты по каждому такому делу обычно не приводят ни к каким результатам. Значит, истинная причина того, что справедливость в случае с Голуновым восторжествовала, в масштабности протеста журналистов и в целом общества, а также в совпадении важных для власти дат. Сегодня страна отмечает День России. И именно на сегодня еще вчера намечалось провести марш в поддержку Голунова. Мало того, что известие об аресте журналиста испортило впечатление от Петербургского экономического форума, который как раз проходил в тот день.

Так еще марш в поддержку Голунова, намеченный как раз на 12 июня, грозил превратиться в многочисленную и крайне неприятную для Путина акцию протеста. Тем более что на 20 июня намечена очередная «Прямая линия» президента с народом России. К этому дню Путину желательно выглядеть президентом всех россиян, который не только жестко карает врагов, но не забывает и про права человека в России.

Вывод из всей истории с Голуновым, а также из ранее случившегося противостояния в Екатеринбурге в сквере, где власти хотели построить храм, очевиден: когда гражданское общество демонстрирует свою силу и настойчивость, когда в протесте объединяются тысячи людей, власти, которые до этого с легкостью нарушаливсе возможные права россиян, отступают. Вот в ситуации с Голуновым Путин отступил. Но это пока лишь локальная победа в одном сражении общества и власти. Главные сражения еще впереди.

Герман Галкин