Путин не устал быть президентом. Прямая линия


 
20 июня президент РФ общался с народом более 4 часов, отвечая на вопросы в формате прямой линии.

На прямую линию с Владимиром Путиным поступило больше полутора миллионов вопросов. В основном они касаются ЖКХ, образования, малого и среднего бизнеса.

Рекорд по количеству зарегистрированных вопросов поставили в 2015 году — тогда президенту позвонили и написали 3,25 млн россиян. Меньше всего вопросов он получил во время первой прямой линии в 2001 году. Решением личных и глобальных проблем тогда интересовались 400 тысяч человек.

Сегодня все информационные ленты СМИ пестрят аналитическими материалами, мнениями и впечатлениями о том, что сказал президент во время 17 -го по счету диалога с народом России. Как всегда, отношение к этому разговору разное: кто-то в восторге, а кто-то совсем наоборот. Да так и должно быть.

Обстановка на сегодняшний день в стране явно оставляет желать лучшего. Люди доведены до отчаяния. Процветает протестное настроение, бедность населения. Рейтинги власти катастрофически падают, в том числе и рейтинги президента.  Но по телевизору это показывать не принято. Поэтому и во время прямой линии обошлось без особых обострений, тем более, что передача была смонтирована, а не велась в режиме онлайн.

Сегодня эксперты уже высказались по отношению к состоявшейся прямой линии президента. И с отдельными из них трудно не согласиться.  

Александр Кынев, доцент Высшей школы экономики:

«При организации этой прямой линии у власти изначально не было хорошего варианта. Проводить ее на позитиве, не замечая скандалов вроде разгона митингов или дела Ивана Голунова было невозможно: было бы ощущение диссонанса, что вызвало бы негатив. Тут было два пути: выслушать и ничего не сделать или пойти на какие-то уступки. Не исключаю, что власть боялась пойти на уступки, не желая создавать прецедент и давать людям дополнительные надежды. В итоге получилась крайне странная прямая линия, в которой власть вроде показала, что она в курсе происходящего и все понимает, но при этом ничего менять не собирается.

Все затронутые проблемы остались подвешенными, ответа никто не получил, и это напоминает ситуацию с августовским обращением президента по поводу пенсионной реформы в прошлом году. Тогда были большие ожидания, а на финише выяснилось, что реальных послаблений нет, есть только косметические поправки. Здесь получилось то же самое: никакой реальной готовности, например, либерализовать антинаркотические статьи мы не увидели, все свелось к разговорам, что надо работать с правоприменением. В том, как это все прошло, нет ничего, что помогло бы улучшить настроения граждан. Это лучше, чем если бы власть решила провести бравурную линию, без понимания реальных проблем, но в итоге получилась ситуация: слышу, но не делаю»…

Попробуем остановиться на основных моментах общения. Но начнем с главного.

На вопрос не надоело ли Путину быть президентом России, глава государства ответил коротко:

«Не надоело, иначе не пошел бы на четвертый срок».

Путин разрешил критиковать власть, но…

«В этом законе речь не идет о критике власти – люди должны и имеют право обращать внимание на проблемы, в том числе в функционировании властных институтов. Закон направлен на оскорбление символов государства – чтобы никто не позволял себе глумиться над флагом или гербом. А такие факты имеют место быть, мы не можем не обращать на это внимание. Такая практика – не какая-то «квасная», российская: уголовная ответственность предусмотрена в европейских странах, например в ФРГ. А у нас – административная ответственность вводится. С чем не могу не согласиться: никто не имеет права злоупотреблять этой нормой, чтобы ограничить людей в их праве критиковать власти любого уровня. Конечно, мы будем за этим следить, и я попрошу Генпрокуратуру обратить на это внимание. Правоприменительная практика должна соответствовать смыслу и назначению этого закона».

«Национальные проекты- это то, вокруг чего строится вся наша работа сегодня».

 «Работа строится вокруг человека, но для того чтобы добиться максимального результата для граждан, для развития экономики, мы организовали работу в рамках национальных проектов. Конечная цель – поставить экономику на новые рельсы, сделать ее высокотехнологичной, повысить производительность труда и на этой базе поднять уровень жизни наших граждан, обеспечить безопасность нашего государства на длительную историческую перспективу. Прежде всего надо было понять, за счет чего мы будем добиваться этого результата, найти источники финансирования. К сожалению, правительство пошло на повышение НДС – повторяю, в том числе чтобы наполнить государственный бюджет».

О неисполнении его указов: «в этом есть и моя вина»

«Дело ведь не в границах терпения, а дело в том, что надо добиться результата. Самое простое в моем положении – махать шашкой, увольнять, нагонять. Если кто-то что-то не делает, то мне кажется, в этом есть и моя вина».

О коррупции: «я чувствую ответственность за это безобразие»

«А если бы не чувствовал, вы бы ничего не знали, – так же, как это происходит в некоторых странах, как и у нас бывало. Все равно встает альтернатива – часто мне говорят: может, мы это закроем? У меня всегда один ответ: нет. Если мы имеем дело с преступлением, коррупцией, наживой за счет граждан, мы всегда должны это доводить до конца и делать это гласно. И мы будем продолжать это делать. Откуда они берутся, эти деньги? Понятно, из коррупционных схем, из бизнеса. Кстати сказать, здесь, как правило, обе стороны виноваты: одни тащат – другие берут. Куда уходят деньги? В доход государства, разумеется».

О 9 млрд рублей полковника Захарченко

«Иногда лучше вслух не произносить. Не смешно. Реально, когда узнаешь, что там миллиарды, – просто нет слов. Печатных, во всяком случае. Но это не должно останавливать нас в борьбе с этим явлением (коррупцией)».

О деле Голунова: «чтобы не было таких случаев, как с тем журналистом»

«У нас действительно за нарушения в сфере оборота наркотиков много обвинительных приговоров и, более того, от всего количества тюремного населения 26% – незаконный оборот наркотиков. Нужно ли либерализовать? На мой взгляд, нет. Угроза для страны, нации, народа очень велика. Если человек хранит незаконно, распространяет даже небольшие дозы, нужно нести за это ответственность. И никакой либерализации здесь быть не может. Другое дело – нужно вести контроль за деятельностью правоохранительных органов, чтобы не было никаких правонарушений с их стороны, чтобы ради галок людей не сажали. Чтобы не было таких случаев, как с тем журналистом. Может, в системе собственной безопасности МВД создать отдельное направление, которое бы контролировало эту сферу деятельности. И ФСБ не мешало бы этим поплотнее заняться».

Об  Алексее Кудрине: «не в полном объеме – перековался и дрейфует в сторону Сергея Глазьева»

«У нас нет экономистов 1990-х годов – где они сейчас? Назовите хоть одну фамилию. Разве что Алексей Леонидович Кудрин, и тот не в полном объеме – перековался и дрейфует в сторону Сергея Глазьева. Поскольку хочет распечатать нашу нефтяную кубышку и говорит, что нужно отсечку нефтяных доходов увеличить. Но, правда, его коллеги – почти ученики – оппонируют и говорят, что это приведет к инфляции. Но у нас реально нет экономистов 1990-х годов. Наверное, идеи монетаристские присутствуют. Но нет системы 1990-х годов».

О «Единой России»: «я не буду называть бандой тех людей, которые были у руля в 90-х годах

«Среди вопросов, которые я увидел, есть достаточно острый: «Куда ведет нас банда патриотов из «Единой России»? Я считаю, что когда люди берут на себя ответственность, в том числе и за принятие непопулярных решений, чрезвычайно нужных стране, это значит, что это зрелые люди, которые ставят своей целью жизни, целью политической карьеры укрепление страны и улучшение жизни людей в конечном итоге. Я не буду называть бандой тех людей, которые были у руля в 90-х годах, но отмечу, что за то время у нас полностью развалилась социальная сфера, промышленность, мы утратили оборонку и развалили вооруженные силы. Довели страну до гражданской войны, до кровопролития на Кавказе. И поставили страну на край утраты суверенитета, это надо прямо сказать. Конечно, не все люди, которые работали в 90-е годы, несут за это ответственность, но наверняка, раз это произошло, есть и такие, кто за это ответственность должен нести. Не хочу называть их бандой, но это результат их работы».

О Владимире Зеленском: «это не комедия, это трагедия»

«Он талантливый человек. Я помню его выступления на КВН в Москве где-то в 2000-х гг. Все это было талантливо и смешно, но то, что мы сейчас видели, это не смешно. Это не комедия, это трагедия. Если уж он оказался в том месте, где находится, нужно проблемы решать. Во время избирательной кампании он об этом говорил, сделал это ядром своей избирательной программы. Он заявил, что не собирается говорить с сепаратистами. А как решать тогда эту проблему? В современной истории не было конфликтов, которые решались бы без переговоров конфликтующих сторон. Обстрелы со стороны ВСУ увеличились. А во время предвыборной кампании говорилось, что они прекратятся. Говорилось, что будет прекращена блокада. Ничего не делается. Блокада только усиливается. Ничего не происходит. Шаги навстречу – это самое простое. Нужна политическая воля со стороны украинского руководства».

О повышении пенсий

«Мы видим эту проблему и будем ее решать».

Вопрос о льготной ипотеке: » Это реальная ошибка правительства России»

«Есть мое поручение: для семей с детьми, у которых появился второй или третий ребенок, должна быть льготная ипотека 6%. На Дальнем Востоке – 5%. Что произошло с этими 6%? Проблема не решается с банками, они не пересчитывают ставку по кредиту. Это реальная ошибка правительства России. Минфин не выделил достаточных ресурсов на компенсации банкам на эти цели. По двум каналам должен решаться этот вопрос – по линии Минфина и через организацию Дом.РФ. Но ни там ни там это не решалось, поскольку правительство не выделяло необходимых ресурсов. В принципе проблема уже решена, Минфин выделил необходимые ресурсы. Надеюсь, скоро это будет видно на практике».

О падении доходов и уровня жизни: «у нас МРОТ — 11,8 тыс. руб. Не понимаю, откуда такие данные»

«Зарплаты растут в номинальном и в реальном выражении. По последним данным, средняя зарплата составила 45 тысяч рублей. Это средние цифры, пусть на меня люди у телевизоров не обижаются. Это средние цифры и по отраслям и по регионам, – отметил президент. – В нефтяной сфере одно, в финансовой сфере – другое, как и в социальной».

«Несколько лет назад мы столкнулись сразу с несколькими шоками. Это даже не внешние шоки, связанные с санкциями, а с ситуацией на рынке в отношении наших традиционных экспортных товаров. Поэтому у нас и произошел такой малоприятный элемент в экономике и в социальной сфере. Реальные доходы граждан сокращались в течение нескольких лет. Самый большой спад был в 2016 г. Теперь они растут».

О мусоре: «это большая проблема у нас»

» Она возникла не вчера. Мы много раз об этом говорили, возвращались к этому. Кстати говоря, заниматься этим стали года два – три назад и толчком была как раз очередная прямая линия. Жители Балашихи пожаловались на то, что у них происходит. С этого момента с моей стороны пошел сигнал коллегам в регионы. Сделали это предметом внимания на всех уровнях. Выяснилось, что мы десятилетиями накапливали мусор. И никто этим как следует никогда не занимался. Специалисты это знают точно, широкая публика, может, и не догадывается: мы генерируем 70 млн т отходов. И никто не занимается в промышленном смысле переработкой этих отходов. Тем более что полигоны скапливались десятилетиям еще с советских времен. Усугубляется это еще и тем, что общество у нас превратилось все-таки в общество потребления. Новые упаковки появились, много пластика применяется. В Тихом океане целые острова со среднюю европейскую страну образовались».

О здравоохранении: «в целом зарплата врачей по России за год выросла на пять процентов и в среднем составляет 77 тысяч рублей в месяц»

«Что касается здравоохранения, нужно решать три задачи: доступность учреждений первичного звена, наличие специалистов и доступность лекарств. Конечно, нужно развивать систему докторов на селе, фельдшеров. Им платят от 500 тысяч до миллиона рублей, тем, кто «земский доктор» или «земский фельдшер».

О льготных лекарствах: «все средства на лекарственное обеспечение перечислены в регионы, но наблюдаются сбои по нескольким видам лекарств»

«Сегодня при амбулаторном лечении их получают 19% граждан страны — это хорошая цифра. Но что на практике мы имеем, с чем мы сталкиваемся: далеко не во всех регионах известно, какое число жителей имеет право на льготные лекарства и сколько пользуются льготой и по какой из государственных программ. Очевидно, что на местах нужно наводить порядок и с регистром льготных категорий граждан, и с перечнем препаратов для них» .

О главном: «одна из ключевых проблем — рост производительности труда»

«Если исходить из того, что главное, что мы должны сделать разными способами в ходе реализации нацпроектов, — это добиться повышения производительности труда и на этой базе решать вопросы, связанные с благосостоянием России, то, конечно, одна из ключевых проблем — рост производительности труда».

АДИ, Е. Шорохов. Подготовлено по материалам открытых источников